CqQRcNeHAv

Искатели теней Хроники Фарвалы глава 1

№ записи 355.241013  в день звездного  затмения, третьего года от начала открытия этих мероприятий произошёл неприятный случай. Рюк Ри, кореец по происхождению соскочил с вершины стены и слетел в нуль.  Родственников у него не было, да и выходить за пределы городских стен было лень, вот кореец и пролежал там изрядно. Тело его, изъеденное всякой многоМножественной дрянью и обгоревшее изрядно, было доставлено спустя двухсот тридцати песочных минут в исследовательское помещение….

67903ИСКАТЕЛИ ТЕНЕЙ

Значения

Берель-главный герой
Лаванда Варш — его девушка
Ибрагим Ваш – отец Лаванды
Фарфала — город в песках пустыни Квака
Экебек-мужчина         лезущий на стену.
Тепнозер-велосипедист (полицейский)
Кэминь- соседний город Фарфалы
Ирип –А-Тул – князь верховный города
Рюк Ри – погибший кореец-альпинист
нуль-территория вокруг Фарфалы
Кримптон- город дурманенных человек
Бегон- местность возле Кэминя, через реку Фур
Таран- узкий меч, заточенный с обеих сторон из кремового металла
Шарада-разрывное метательное оружие
Лафи-младшая дочь главного судьи
Эйфиры-человекоподобные существа
Фёдор Качарин- русский, искатель Шамбалы

bookХроники Астаронна

Когда-то очень давно, когда не было Сумеречного мира на материке ТьмаТараканны, когда не было стены Чародеев и не было схваток с защитниками Стены…когда не было даже империй Запада…в центре пустынь жили люди…

Искатели теней

…И опять тени обитателей пустынь угрожаюше наползают на меня.  Я отступаю, шаг, еще шаг, страх капля за каплей ощутимо и неотвратимо вползает внутрь… какие звуки, шорох, шипение….
Может это песочные змеи, которые так любят бесшумно приближаться к жертве?   но змеи не дают тени…это что-то другое.. но что? В пустыне ведь нет теней…
Я просыпаюсь в холодном поту…Мне опять приснилось что-то непонятное…Странное предчувствие сдавливает сердце стальным захватом…

 

Серия 1  Знакомство с Фарфалой.
Я не люблю песок, но он по всюду.  Да кто же его любит? Разве что скорпионы, им то судьбой уготовано вечно копошиться в жгучем вареве. А по мне так чтобы никакого песка.
Я Берель, гранильщик алмазов. Житель Фарфалы. Я здесь живу, и мои родители тоже здесь жили. И их родители тоже здесь жили. Я привык жить в этом месте, некоторые считают этот город отверженным. Городом призраком. Может потому, что он находится в самом сердце огромной пустыни Квака и на сотни километров вокруг нет ни одного дерева, ни одного даже самого маленького озерка. Есть правда ручьи на склонах ущельев, они текут , невидимые жарким лучам звезды по имени Гагра.
Иногда выныривая на поверхность. Встреча с ними большая удача. Так говорят караванщики.

Городские стены возвышаются над пустыней метра на 4 в среднем, хотя иногда в холке они достигают высоты аж в 30 метров. Эти места становятся излюбленными для стенолазов. Есть у нас такие…
Издалека кажутся призраком, слепой ловушкой джиннов пустынь, миражом на стыке Миров. Мой город не прост. Он кочует во времени. Он то исчезает, то вновь появляется. И путникам и караванам он кажется иррациональной вещью. Вещью в себе. Которая замкнута на все пуговицы, на все молнии, на все запоры, какие только может придумать разум тварей, живущих в этих песках.
Я слышал от путника, который прибыл из Средней Баварии, что наш город называют городом скорпионов.
Все это выдумки!
Город Фарфала, в котором я живу, сплошь окружён песком и выходя за большие каменные стены, которые стоят здесь уже столетия, становишься жертвой песчаных бурь и ядовитых тварей.  Вчера мы встречали караван, идущий из Кэминя. Девять суток караван двигался в нашем направлении, пытаясь пересечь самый опасный участок пути. Лучи звезды по имени Гагра выжигало все вокруг. Усталые люди едва не падали от усталости. Вода была для них божественным напитком. Как приятно подать этим измученным людям напиться чистой родниковой воды. Напившись и немного отдохнув в караван-сарае, они начали рассказывать. Я люблю слушать такие истории. Сам я только мечтал о далеких странах. Но в своем воображении путешествовал уже много лет, забираясь в такие удивительные места, какие только могло придумать мое воспаленное такими рассказами воображение.
На этот раз я услышал, как торговец  поведал одну занимательную историю. И в ней я опять услышал рассказ о странном мусульманине, изгнанном из города Кэминь за свои преступления. Он на протяжении нескольких недель питался скорпионами. Что это за вера такая непонятная? Ислам. Мы о такой и не слышали. Но этот человек периодически появлялся в Фарфале и привлекал к себе внимание. Его окружала толпа, которая преследовала его по пятам и охотно верила всем этим нелепым слухам. Сам он молчал, чем подогревал интерес к своей особе.
Ещё  араб торговец рассказал, что ночью у них пропал человек. Ушёл, а вещи оставил. И что все решили, будто он просто-напросто заблудился, отойдя от каравана.
Босиком лучше в пустыню не соваться. В Фарфале мало песка, стены защищают город. А вот за стенами не укрыться. Были случаи, что воров отправляли за стены города без обувки и воды, закрывая городские ворота на крючок. И несчастные погибали, не доживая до пятницы.
Почему до пятницы? В нашем городе нет ни одного календаря. Кто-то сказал, что главное дожить бы до пятницы. За пятницей наступают благословенные выходные. И пятница так прижилась в нашем лексиконе, что стала лучшим днем календаря.

Несчастные воры, жулики, пьяницы, отъявленные убийцы, укушенные вампирами и покусанные мухами цеце, все они покидали наш город, кто по доброй воле, наивно надеясь, что там им будет лучше, чем жить отверженными, а кто по принуждению. Против кулака и дубинки без кольта не поспоришь. А кольты нынче в дефиците. Даже те, кто остались не имеют патронов.
Но их надеждам не суждено сбыться, они погибали. Во первых песок. Он такой огненный, что сжигает подошву, и если даже скорпионы не покусают, умрёшь от заражения крови. Во вторых помимо скорпионов есть ещё кое что.
А тот мусульманин он и не был вором, а изгнали его за чтение проповедей на центральной площади.  А, значит он не глухонемой! Толпа взвыла от восторга. Там, откуда его изгнали, ему здорово досталось. Вот он и замолчал. У нас он не решится на свои проповеди.
Ну это мы так думали. Три дня он ходил и молчал. А на четвертый заговорил.
И конечно был освищен и пинками выгнан вон из города. Месяц наверно его никто не видели, но потом он снова появился на улицах моего города.
Как он может выжить в пустыне? Может он святой человек и даже скорпионы его не трогают. Ну и мы его трогать не будем, — так решили местные жители, но шушукаться не перестали. Мусульманин вызывал уважительный интерес. Все ждали, что он заговорит снова, но он замолчал.

N038Серия 2  Знакомство с Фарфалой продолжается.   Экебек
Кэминь суровый город  воров и контрабандистов. У нас не так, далеко не так. Мы живём достаточно спокойно, можно сказать с  благодатью. На самом деле здесь очень скучно. Даже смерть на наших улицах и то редкое явление. Ей тоже скучно и она откровенно зевает. Ей даже лень забирать кого-то.
Она приходит и тщательно выбирает себе проводника, опасаясь заглянуть в глаза тех, кто протягивает ей руку… Но бесстрашный Экебек боится протягивать ей руку и она никак его не ухватит. Хотя бы за пятку! Хотя бы за мизинчик!   Каждый день он лезет на стену и падает с неё, но соломенные крыши торговых палаток оберегают его прочные кости.
И сегодня, когда я шёл  за Лавандой, этот не неистощимый на выносливость и упорство альпинист все еще полз вверх по отвесной стене.
Он поднимал голову после каждого рывка вверх и его широкие ноздри раздувались как у дикого зверя.  Запахи фосфорических цветов манили его и он полз вверх с ещё большим рвением.
Я  обычно останавливался и поднимал руку в приветствии. Тут следовал какой-то спектакль, который так любили местные зеваки. Надо сказать, что стайки таких бездельников всегда стайковались в таких местах. Местная тусовка.
Но в этот раз он даже не заметил меня. Он увлеченно покорял очередной метр стены.
Я его окликнул, но он остановился лишь на пару секунд, чтобы выдуть из банки пива все содержимое, сжать стальными пальцами пустую банку и прицельно кинуть в меня. Я увернулся  выстрелил в него из рогатки. Пулька попал ему прямо в лоб. Он разочарованно вздохнул и бросил беглый взгляд в сторону Лаванды. Я подозреваю, что и он увлечен ею.
Толпа зачарованно смотрела на наш поединок. Зеваки всегда собирались внизу и любое, даже самое маленькое, происшествие воспринимало с восторгом зевак, обалдевших от скуки.

На верхолазе я разглядел защитные очки, кожаную куртку пятнистого цвета и фиолетовые шаровары. Это значило, что сегодня он намеревался залезть очень высоко. С головой у этого парня всегда было что-то несуразное, но мы любили его за добродушие и отзывчивость.
В обычные дни Экебек очков не надевал, но когда планировал доползти до вершины без них никуда…
Очки защищают от песочного ветра, иначе можно легко оступиться и повиснуть, как сосиска на веревочке, на потеху зевакам.

Еще несколько лет назад  в нашем городе проходили соревнования стенолазов. Несколько человек соревновались между собой в ловкости, победителя ждал приз. Мы любили эти соревнования. Они немного притупляли зевоту скуки. Наверно песок, незаметно засыпавший город, был причиной этому. Песок был везде. Песок есть везде. Борьба с ним становится смыслом нашего существования. Но поддаваться этому нельзя. Надо жить и бороться. Дворник в нашем городе почетная профессия. Я мечтал стать дворником наверно всегда, но стать им задача не из легких. Много желающих, а вакансий нет. Приходится ждать, пока освободится место. Судя по всему мне придется ждать долго. Нашему дворнику всего 25. Он улыбается и припевает когда сметает песок в корзинку  с нашего третьего яруса.

tumblr_m2kvfuGxMt1qd28m6o1_500На ежегодной ярмарке открывали соревнования стенолазов, скорость в которых была определяющим фактором. Компания из восемнадцати ловких мужчин взбиралась по отвесной стене до самого верха, это порядка тридцати метров. Князь наш Ирип –А — Тул частенько любил проводить такие состязания.
Лезли по верёвке, толстому бичу, сплетённому из коровьих хвостов. Сперва требовалось метнуть из арбалета в ухватывающее кольцо на кромке стены. Потом резко дёрнуть, чтобы на конце стрелы сработали крючья. Да.  Могут и не сработать, частенько бывало, тогда участник терял время. После предварительных манёвров начинается лаз. Экебек доходил в пятьдесят пять песочных минут. Рекорд  же был у того самого Рюк Ри, сорвавшегося три года назад – двадцать две песочных минуты.
Рук Ри пришёл с запада на верблюде.  Быстрый, ловкий, все восхищались им. Сложен был  как надо, обладал красотой и пластикой тела. Не много времени понадобилось ему, чтобы установить достижение в беге по вертикали. Сместив предыдущего чемпиона,  имя которого я точно уже не помню, он покорил сердце Лафи, младшей дочери главного судьи города Фарфалы.

И в день звездного  затмения, третьего года от начала открытия этих мероприятий произошёл неприятный случай. Рюк Ри, кореец по происхождению соскочил с вершины стены и слетел в нуль.  Родственников у него не было, да и выходить за пределы городских стен было лень, вот кореец и пролежал там изрядно. Тело его, изъеденное всякой многоМножественной дрянью и обгоревшее изрядно, было доставлено спустя двухсот тридцати песочных минут в исследовательское помещение.
Соревнования впредь были отменены. Толпа ответила на это решение князя дружным разочарованным воем и впредь отказалась покупать облигации госзайма. На тех, кто был этому не согласен,  впредь накладывался штраф.
Думаете бесстрашного Экебека это остановило? Как бы ни так. Первое время он попадался тепнозерам, это наши полицейские на велосипедах, платил штрафы. Жена его платила. Пока ей это не надоело и она от него ушла. Кому понравится жить с таким чудаком? Экебек перестал платить штрафы и тепнозеры его поколачивали. Но Экебек оказался упорным. Прошло время и он остался один. Туристические агентства уговорили тепнозеров оставить его в покое. Гиды показывали Экебека как местную достопримечательность. Даже делились выручкой. Тем Экебек и спасался. Но денег все равно было мало, Жена его выгнала из дома и теперь Экебеку приходится искать себе жену.
Мне совсем не нравится интерес Экебека к Лаванде.
Вот Лафи, чем  ему не пара? Её отец категорически против их брака. Да Экебек особенно и  не стремится к нему. Он чудной. Лафи знатного рода.  Она жила с отцом на седьмом ярусе в центральной башне города. С золотыми глазами, со зрачками в форме полумесяца, обладала она идеальной кожей без морщин, стройным вытянутым телом и голосом, напоминавшим течение ручья. В жилах её текла эйфорийская кровь, смесь между людьми и эйфирами.
Эйфиры-человекоподобные существа из плантации Ирипа, красивейшего места. Они высокого роста, около двух метров, идеально песочной кожей. Зрачки напоминают полумесяц, а пигметы глаз золотые или ярко красные. Волосы до груди, больше не растут и на концах такого цвета как и глаза. У эйфиров нет ногтей, как у людей. Голоса их напоминают музыку.

Экебек так высоко не поднимался. Он был простым воином.
Обычное и очень распространенное в природе сочетание, но крайне не устойчивое для совместного проживания.
Командование закрывает глаза на стенолазание ветерана. Учитывая ещё то, что Экебек сражался в трёх войнах при осаде Кримптона и на мосту возле Бегона. Его меч по прозвищу Таран, а воины любят давать прозвища  своим мечам. Таран не простой меч. Узкий заточенный с обеих сторон из кремового металла, меч повидал столько крови, что не отмыть её до скончания веков.

На спине Экебека множество глубоких порезов. Помнится, ходили слухи, будто бы вернувшись после Бегона, он частично потерял зрение, и жене приходилось купать его. Случилось это из-за удара шарады возле его головы. Так вот бедная супруга ужасалась при виде ран на его спине.

 Продолжение здесь глава 2

Оставить комментарий