CqQRcNeHAv

Сюжеты ретро от Рекордс

1025.14022017   Несколько полузабытых сюжетов пробились на поверхность и были пойманы сачком рыболова Зарой Джулини. Уж на что 398она только не ловит своих золотых рыбок. Вот и сегодня — опустила в воду пальчик левой ноги.

Зара — это визитная карточка студии «Рекордс» с тех далеких времен, когда дали отставку Калачу Кренди. С тех пор студией заправляет Нелли Стоун. Да, да, та самая! Она родила от Калача прелестную дочурку — Зету Шанс Кренди.  После смерти они обе наследовали часть состояния Калача.

Посвятим эту запись сюжетам, намеченным к экранизации. Их три.

Первый сюжет.   Последний бой Ланса Липецкого. Зета как разработчик данного сюжета предложила дать Лансу шанс.  Дали.

Уф! — вздохнул облегченно Ланс, вытирая вспотевший лоб. В последние годы студии Золотого Каньона обрели такую силу, что всё, о чем они ни написали непременно сбывается.

Ланса уже поднимали на копья и бросали заживо в костер. — И чем я им так не угодил! — сокрушается Иго Ланс.

Наступило утро 7 ноября 2018 года.

С утра выпал первый снег, а Ланцелот с утра наелся чеснока с колбасой. Его запах разил наповал.

Фу! Спустившись вниз, Ланцелот предложил Франческе сыграть в бильярд.

И тут начался штурм.

Полторы сотни трезвых бородатых молчаливых воинов устремилось на штурм замка с Западной стороны.

-  Ах ты чёрт, — воскликнул король Иго Ланс Липецкий по прозвищу Ланцелот, хлопая себя по лбу, — я же забыл про этих олухов. Вчера они решили попробовать меня на вкус, но получили по заслугам. Однако их слишком много и надо бы вызвать подмогу.

Где телефон?

-   В спальне, сэр! – отвечал невозмутимый дворецкий.

-  Тогда в спальню! – закричал Ланцелот, срывая с полки кинжал и метая его в первого, кто показался в выбоине от снаряда, которыми наступавшие обстреливали замок.

-  Это тебе не виноград! – закричал Ланцелот, — отведай-ка моего изюма.

Он быстро пшикнул через дымоход и закрыл задвижку. В дымоходе кто-то закашлял и Ланцелот быстро провернул на полную мощность газовую заслонку. Газ загудел в трубах.

-   Люблю жаркое на газу, — поддал Ланцелот, заметно веселея.

Кто-то навалился на дверь, пытаясь сломать задвижку из дуба, но Ланс не стал ждать. Он быстро выскочил на крыльцо, почесать себе… затылок. Было от чего.

Ворота замка были распахнуты настежь и всё новые отряды вражеской конницы вливались в замкнутое пространство Красной Площади замка.

-  Измена! – закричал король, -  Франческа, труби сбор, все на красную площадь! Будем искать предателя!

Но начальник дворцовой стражи Франческа уже лежал изрубленный вдрызг и проколотый восемью копьеносцами.

-   Вот тебе финал! -  закричал взбешённый Ланцелот и сигарой зажёг фитиль. Пламя пробежало по верёвочке и страшный взрыв сотряс воздух.

Все, кто был на Красной Площади, люди, кANGUS009они, доспехи и ордена – всё взлетело в воздух.

-  Уррра!  Наша взяла! – закричал радостный Ланцелот, но тут он заметил что уцелело ещё десятка три солдат, которые шумной толпою бегом направлялись к нему размахивая алебардами и секирами.

За мной! – закричал Ланцелот, мгновенно оценив обстановку. Он решил увлечь их за собой, отвлекая от домочадцев, которых разбудил шум взрыва и они решили что папа опять не рассчитал заряд динамита.

- Нет, ну в самом деле, — заныл старший сынуля, выходя на балкон и сладко потягиваясь.

В это время праща выпустила остросмертельную стрелу, которая вонзилась в его голову, она рассекла ему щёку и сынулька испугался.

Но Ланцелот увлёк за собой основные силы врага. В одной руке он держал клинок, в другой калаш, набитый патронами.

Когда на него наседали двое или трое, Ланцелот отсекал лишних короткой очередью, сражаясь один на один и неизменно  побеждая. Хопа! – и ещё один валился, с раной в груди или в глазу или спине. Но патроны закончились, а враги нет. Их ещё было слишком много.

Ланцелот юлил, перемещался с комнаты в комнату, меняя дислокацию. Он использовал каждый предмет замка, чтобы насолить и наперчить врагу.

Из алькова в альков, из спальни в буфет, оттуда на балкон, с балкона снова в гостиную, Ланцелот использовал теснины своего замка,  делая преимущественно смертоносные выпады, пока разила его стальная рука, не знавшая усталости.

Шесть часов борьбы за свою жизнь. Лишь раз противники остановились на пять минут, чтобы перекусить малосольными огурчиками из холодильника. Путь Ланцелота был усеян трупами.

Но и его противник были не новички в ратном деле. Сплошь закалённые ветераны бесчисленных войн и компаний, они прошли огонь и воды.

Закованные в латы, их сухие, жилистые тела не знали усталости и здесь, в своём родовом замке Ютландии, Ланцелот обрёл достойных соперников.

Используя секиры, кисары, латы, томагавки, алебарды, они теснили Ланцелота в спальню, там была ловушка, устроенная их предводителем хитроумным и коварным Виледжом Пиплом.

Наёмники, руководимые Пиплом, теANGUS014снили великого воина, хитро так, по Ленински поглядывая через забрала на Ланса Липецкого. Крупные капли пота стекали по всему телу вниз, в трусы и они намокли так, что мешали ему передвигаться.

Виледж Пипл бросал своих воинов в самое пекло схватки. Там они натыкались на острие клинка Иго Ланса, который мелькал как бабочка и жалил как оса. Клинок был продолжением его безжалостно-неутомимой руки и Ланс одолел бы всех, но из-за тесноты замка он вынужден сражаться с двумя противниками не более. На равнине он без сомнения одолел бы всех.

Вот ещё один бородатый воин великого герцога сдавленно хрипит, а фонтанчик крови брызжет (слабо выстреливает) из его, перерезанного клинком Иго Ланса, горла. На смену бородачу заступает следующий.

Наёмники теснили великого воина. Шёл восьмой час схватки. Три воина алебардами отрезали путь на балкон, где Ланс Липецкий смог бы перекинувшись через перила, упасть и поднявшись, продолжать схватку.

Ланс отступал, теснимый безжалостными врагами, наконец, он переступил черту спальни, сверху на него упала сеть.

Сеть опутывает его с ног до головы.

Иго Ланс смог бы – наверное  — спастись. Ему оставалось лишь кортиком, острым как дамасская бритва, перерезать нити, но этот кортик лежал в сапоге. Наклонившись за ним, Ланцелот почувствовал как сверху на него навалилось несколько тел. Они старались сбить его с ног, со всех сторон ширяя его в бока своими ножами.

Ланс чувствовал  эти удары, но кольчуга хорошо держала удар.

Всё таки достав кортик, Ланс Липецкий, как большая дворняга, стряхнул с себя противников, но тут вперёд выступил сам Виледж Пипл и со всей силы нанёс удар топором. Кольчуга не сдержала исполинского удара. Сталь перерубила несколько ребёр Ланцелота и от страшной боли у него помутнело в глазах.

Иго Ланс Липецкий по прозвищу Ланцелот слышал, как страшно закричали женщины из женской половины замка – они видели схватку — их отец, муж, господин, великий король своей страны, сражается против толпы врагов и инстинктивно почувствовали ужас своего господина.

Ужас на крыльях ночи обуял всех.

Кортиком король Ютландии разрезал сети, но сразу шесть копий подняли его вверх, на дыбы и он повис на них болтая ногами.

-  Факелы, несите факелы! – истошно закричал Пипл, — мы поджарим его как куропатку, а потом сварим в котле.

Страшно вращая глазами, Ланцелот смотрел, как бегут за факелами и возвращаются и суют прямо в него, в незащищённые лопнувшим панцирем места.

Он закрыл глаза, вспыхнули сначала брови, потом пламя охватило всё его лицо. Король  стал тушить его руками, сбросив кожаные перчатки. Враги не дремали. Ещё несколько факелов устремилось со всех сторон к его лицу,  рукам.

   В это время, далеко от королевского замка сын короля юный Алан Ланкастер беспокойно ходил взад и вперед. Какая-то тревога вдруг навалилась на него. Тут к Ланкастеру подошла девушка обольстительной красоты.

То была Альбина, которая положила глаз на смуглого красавчика.

-   пойдём ко мне, — шепнула она. На улице пурга, переждём.

Ланкастер пошёл, но тревожно было на его душе.

Как там мой отец?  — подумал он, вздыхая, разглядывая выдающиеся выпуклости девы.

- Ладно уж, на полчаса задержусь. Пару раз отъимею её и оба довольны будем и радости в мире прибавится.

Ланцелот рычал как раненый зверь, пытаясь освободиться от копий, которые держали его вверху, наконец, пламя, которое уже вовсю пылало вокруг, заставило отступить вражеских солдат, несмотря на все усилия предводителя завершить схватку.

Копья уже пылали вовсю, под весом они надломились. Ланцелот рухнул вниз, по-прежнему закрывая обгоревшими костяшками кистей лицо.

Когда он отнял их от лица, то его глаза невидяще уставились на врагов.

-  Он ослеп, ребята! – рубите его, — закричал со всех сил В. Пипл.

Но огонь уже бушевал в замке и воины боялись, что и они сгорят вместе с ним. Они не стали добивать Ланцелота, устремились вон.

Победа для В. Пипла была поистине пирровой. Из  35 гвардейцев в живых оставалось лишь пятеро. Остальные нашли смерть от руки Ланцелота.

В. Пипл утверждал, что он нашёл труп Ланцелота и отрубил ему голову. Но уже на следующее утро он и его люди были атакованы отрядом армии короля Ютландии Северным Оленем.

Этот отряд привёл с сANGUS006обой сын Ланцелота Ланкастер, зоркие глаза которого заметили огонь ещё издали.

Ланкастер не играл в компьютерные игры, а потому его реакция в реальном мире была отменной. Он не стал стремглав мчаться к замку и правильно сделал. Отцу он не помог бы, а смерть свою преждевременную нашёл бы. Он поскакал на жеребце, подаренным ему Альбиной в обмен на шикарное удовольствие, в ближайший форт короля и там арендовал отряд королевских стражников.

И уже во главе конного отряда Ланкастер проследовал к родовому замку, чтобы узнать все подробности.

Джина Страза, верная подруга, мудрая королева Ютландии, умерла спустя полгода, в мае 2019-го, оплакивая мужа.

Она успела взять на своё имя финансовый займ у королевского казначея  чтобы отстроить замок. На деньги казны Джина Страза наняла строительную бригаду «Ух, построим». За 1 квартал они отстроили замок, даже расширив на 50 акров его общую площадь.

В родовом замке Ланцелотов, кроме Джины Страза, жил ещё один сын Ланцелота, рожденный от похищенной на перевале Лансом Джанет Морис.   Денис Ланкастер.

А вот дочь Ланцелота – Мальвина жила с матерью в далёком магикате Мудрук.

Кроме матери и сына в замке жили ещё пять семей, которые стирали, убирали, готовили пищу и ходили на охоту. А долгими зимними вечерами ещё и играли с ними в дурака и пьяницу. Когда Джина Страза умерла, Ланкастер заявил, что он знать не знает об этом займе.  Но все права на собственность перешли к Ланкастеру и он стал завидным женихом в этих краях Ютландии.

Так что в королевском замке Ланкастеру пришлось жить одному.

Удалось ли В. Пиплу бежать из Ютландии?  Хроники Старона об этом умалчивают.

Полгода спустя. Конец мая 2019 года.

Замок уже отстроили. Вдова великого воина — Джина  Страза была похоронена  в семейном склепе.

- ну а как же ты, Алан? Вернешься в Сатаронто, — спросила меня Альбина, обнимая левой рукой.

-  я считаю своей родиной этот мир, — сказал ей смуглый чернобровый высокий красавчик.

Этот сюжет был воссоздан по мемуарам его сына Алана Ланкастера. Ему тогда было 20 лет. Память хорошая. Всё помнит. Но почему сценаристы выкинули фрагменты его жизни?

Вот пожалуй и всё, на сегодня. Всем бай бай!

 

11,17 дня. Вторник. У меня куча дел!

 

Оставить комментарий