CqQRcNeHAv

С материалами Кай Рибок выпуск № 6

1239.29012020   Стартуем!

ТРЛС «Лига Ветров» из Майами Бич. С материалами Кай Рибок выпуск № 6

В рамках Независимой студии «Згород будущего 2олотая матрица» мы продолжаем разработку новой жилы Золотого Каньона, давно обещанной темы – цикл легенд Небес. Небеса Мраморного континента.

Трэйси Манерс – шатенка из Чехии, партнёр Кая Рибока.
Слева — Кай Рибок

Напомним четвёрку ведущих корпораций Мраморного континента, которые сосредоточили в своих цепких руках  издательств, студий, телеагентств.
1.    ТРЛС «Лига Ветров» из Майами- Бич. Зона действия – Атлантическое побережье и Голубая Лагуна. Рулят отцы-основатели – Токи Аден, Дэнни Рокк, Перл Продакшен присоединился к ним и каком-то этапе. Когда стало ясно, что силы Хаоса затеяли свою игру.
В команде ТРЛС Кай Рибок – мотор и ведущий, Трэйси Манерс и Хитер Локи. Эта троица разогнала экспресс-события до жуткой скорости, создав национальный проект «Хроники Небес».  (Похождения Дерека Бланта и его команды (Люк Стэйт, Кит Тимонс, Прыщ Дьюки, Катрин Бендер, Барби Блонд, Кэти Клиффорд) в зоне запретных технологий
2.    Независимое литературное агентство НЛА «Роза ветров». Сан-Франшизо. Сектор обстрела – Дикоокеанское побережье до Орегона.
Элен Сумерк — ведущая, БелЭйр – корреспондент-аналитик с университетским образованием, Кевин Кони – стажёр, Пол Герцог – старший сотрудник охраны, пани Зося и др.  Печатает рубрики «Деловой волны». Ищет свой стиль самовыражения.
3.    Студия «Золотой Фазан» — старейшая студия Мраморного континента. Основной конкурент Рекордс и ИндианаполисИздат.
4.    ИндианаполисИздат, основанный Ясабуро Дзянь Си и командой Угрюмова – Мауро Зазимо и Лондон Ливерпульевичем в 1986 году. Среди проектов отметим Танкодром.
5.    Альманах комических мюзиклов возник как проект нового детища корпорации – ЗЕНки Интернешенел, созданное в 1986 году..\..\..\ИРП Индианаполисиздат\Зенки Интер.doc
6.    Студия «Рекордс» из Атлантик-Сити представляет мемуары Всемирной Истории.
«Рекордс» перенесла свой головной офис в Золотой каньон, оставив свои наработанные мощности  и активы филиалу – «Атлантик».
Можно отметить ведущего Бака Баккони и корреспондента универсала – Джин Грина Неприкасаемого.
7.    ЗЛА «Атлантик» — основное отделение студии «Атлантик» входит в орбиту корпорации
«Рекордс». Печатает мемуары Бобби Неудачника.

Ведущие – Чип Кейс и Дейл Скряги. Режиссёр студии – Ричард Шеридан, фотокорреспондент – Сьюзи Сарандон. Выпускает издание «Эти славные 99-е годы» купленное у Кита Тимонса.
Чип Кейс и Дейл Скряги на проводе пейджера. Выпуск № 1   ..\..\..\ИРП Рекордс\Эрос-Альманах.doc

22.03.1989 году корпорация Ясабуро высота городаосновала комическое агентство «Зенки Интернешенел» в Атлантик-Сити (Голубая Лагуна). «ЗИ».

Дела шли очень неплохо благодаря талантливой парочке придурков (Чип и Дейл) которые могли не только выгодно продавать, но и подавать материал в печать.
За 8 лет (1991-1999гг) активы агентства выросли почти в 10 раз.

22760.  Уже здесь! Я заморозил время! Новое дело детектива

22762. Дарёный «Мартель» подействовал почти мгновенно – по иззябшим, измокшим членам потекло блаженное тепло, стали появляться силы, а рассвет Ланс встречал, выглядывая из занавески, как артист, ожидающий выхода на сцену. Сон между тем то накатывал, то откатывал, словно играл в кошки-мышки.

22763.   Я попытался спокойным, рассудительным тоном понизить градус нашей всё более накаляющейся беседы. Но все миролюбивые попытки были отбиты с нарастающей яростью пьяного гусара.

22764. Младший партнёр агентства Скунс Сканки проколол своё задание  — не дал условный сигнал, в результате чего Ланс чуть не замерз. Это с одной стороны. Но благодаря его проколу Ланс заработал на вымогательстве и шантаже целый миллион, который госпожа Кэпфелл передала в конверте. Прямо в том же номере, после чего они занялись сексом. До обжорства.
Ланс ликовал и даже не стал строго наказывать Сканки.
Скунс вырос на пороге буквально через мгновение после вызова, но того было достаточно. Его широкая фигура с крепкими покатыми плечами и длинными, беспомощно болтающими, руками, его лицо, исполосованное шрамами не меньше чем морщинами лицо обиженного клиента.
Скунс сделал всего несколько шагов в его сторону и тот отскочил от него, как от пьяного ёжика.
Пьяные ёжики непредсказуемы в своих действиях.
Клиент торговался. Он обещал дать за запись ночного магнитофона уже вдвое больше – две тысячи талеров.
- нет, — повторил Ланс, ощущая как греет карман чек в миллион баксов, — вы не сказали мне что вы её муж.
-  но я уже в разводе, — не унимался он.
-   вы дважды были женаты на этой женщине и где гарантия, что не женитесь в третий раз?
Мужчина уставился в недоумении на Ланса и потом его проняло:
-   вы смотрели Санта-Барбару! Вот в чём дело!
-   нет, — не признался Иго.
- врёте! Это ведь не просто фильм, это же сериал! И там Джина никогда не станет моей женой в третий раз.
- так это в сценарии написано. А вы возьмёте и женитесь. Тем более что это оговорено в контракте – никаких родственных связей.
Вы нарушили условие контракта, вы её муж, хотя и бывший, значит её родственник.
Я не изменю своего решения и ваши деньги мне не нужны. Я принципиальный.

Скунс не дал клиенту ответить на слова Ланса. Шеф подал условный знак и тут уж Скунс постарался – пинок для ускорения прямо к роллс-ройсу, поджидающему его с шофёром в белых перчатках. Да, этот дядя очень богат. Но он никогда не даст ему больше чем дала ему Джина. Ведь пострадает её репутация, а не его.
Ланс безошибочно мог определять интересы своих клиентов. И когда он принимал решение, то уж ни какая сила не могла заставить его изменить.

22765.   Маньяка ловить трудно. Ведь отсутствие причинно-следственных связей, любых привязок преступника к месту, времени, другим людям и событиям, вообще к чему-либо, кроме больного сознания, оказавшегося на пути жертвы нелюдя. Неведомо откуда возникшего и неведомо куда канувшего.
Батон уже слушал слова нового клиента об убийстве его жены, когда запищал факс и оттуда стал выползать лист с новой суммой: 5000 талеров. За магнитофонную запись.
Иго скомкал лист и не колеблясь выбросил его в урну.

22766.   -  отлично, менты не справляются, а значит, я справлюсь. И саркастически уточнил:
«там где пехота не пройдёт и бронепоезд не промчится, там частный сыщик проползёт и ничего с ним не случится».
Однако Ланс получил хороший аванс на следующий условиях компромисса:
Было предложено считать данную сумму депонированной в мой сейф с условием окончательного расчёта после выполнения работы, правда с условием, что самой работы не будет. Ланс не специализировался на маньяках.
Но аванс принял и даже расписочку написал:    принял на сохранение.

Его клиентом был Джон Пенни. Кто не знает – небезысвестный глава Оклахомской мафии. Состояние лёгкого подпития было ему свойственно так же как цыганкам лёгкая беременность, не мешая ни жить,  ни работать.

22767.   Он задумался глубже и путём тяжких мыслительных операций исчислил, что виделись они ему три месяца назад.
В следующем воспоминании он видел себя почему-то на улице, в окружении толпы, запомнилась одна дама. Хотя «запомнилась дама» было сильно сказано. Запомнилось глубокое декольте этой дамы и его попытка пофлиртовать вокруг этого декольте.

Моё вялое одиночное поползновение вокруг этого декольте пофлиртовать было пресечено самим декольте. Он вяло отбивался, нет, лучше по другому — она вяло отбивалась от вялого поползновения, что-то сопела, хлюпала чем-то, лопотало как-то, заплетающимся языком плела и молола всякую чушь. Потом она просто махнула рукой, не взмахнула а именно устало махнула на всё про всё и сказала: я согласна, берите меня всю, какая я есть. Берите, а то пожалеете и пока я раздумывал над этим подарком судьбы ушла на вялым негнущихся ногах, оставив меня перемалывать остатки этих бессмысленных огрызков фраз.

22768.   Но возникло вдруг из всех этих пустых словесных плетений в хмельной моей голове такое, что может возникнуть только с сильного бодуна. В сознании мерцающим, трепещущим на грани полного выруба, как свеча на сквозняке.
Возникло и зацепилось волоском в заусенце, да так крепко что осталось в тот вечер последним, зелено-мутным осадком на дне памяти…   С. Устинов 1,98 «Смена»

22769.   Я не по этой части. Имею в виду принять на грудь, заложить за воротник, плеснуть под жабры, сыграть в литрбол, хлопнуть по рюмашке, заметьте – не я это предложил, дерябнуть, бербалызнуть, остаканится ну и так далее… мой язык стал заплетаться.
Уже несколько месяцев меня заносит в его широкие объятия, после чего я обязательно оказываюсь вдрободан нализавшимся со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вот так и Тантал злоупотребил доверием, собрав компромат на Богов в неформальной обстановке за что был жесточайшим образом наказан неутолимой жаждой.

И за то, что он попёр на Богов исключительно по пьяной лавочке, выбор Божественной кары был не случаен, а вполне иезуитски продуманным, ибо вечная жажда по логике вещей наверняка настигла преступника в момент похмелья, тяжкого похмелья. Бр-р-р-р!!!

В то муторное утро жажда начала меня терзать ещё до пробуждения. В моём предрассветном сне она имела форму, цвет и даже звук. Жаждой было большое жестяное ведро, почерневшее на кострах, мятое и облупленное. Из такого охотники пьют прозрачную, как воздух, ледяную, до ломоты в зубах, родниковую воду.

Первая мысль была: за что я наказан? Вторая мысль была: никогда не буду пить! Третья мысль, вернее соображение, состояло в том, что первые две носят риторический характер и не имеют практического значения.
Отсюда вытекал вывод с последствиями: необходимо встать и попытаться привести себя в порядок. Это конечно потребовало титанических усилий. Но в случае успеха я приобрету больше чем потеряю.    (последняя мысль заставила меня приподняться…).

22770.   По опыту мне было известно, что загулявшего Дерека Другана такой дробинкой как телефонное трекание с утра не возьмёшь. Это у них, писателей, впереди целая вечность, а у нас, предпринимателей впереди рабочий день и надо вставать и предпринимать.

Надо было, вопреки неприятным внутренним ощущениям, немедленно стать уверенным в себе, любезным, внимательным, готовым на любые подвиги частным детективом, потому что не уверенным и не готовым к подвигу денег не платят.

22771. Сегодня посетителей было сразу двое.
Сначала в дверях моего офиса появилась небанальных пропорций женщина. Своей конфигурацией она была похожа на известную картину Пикассо «Девочка на шаре».
Даже моя секретарша Ева вытянула шею, пытаясь рассмотреть её получше.
У посетительницы была маленькая головка на узеньких плечиках, постепенно переходящая во всё расширяющийся торс и уж совсем необъятных размеров таз.

Во втором ряду этого спектакля за мощным укрытием дамы маялся тощий облезлый мужчинка с большими залысинами на тыквообразной голове и грустными задумчивыми глазами домашнего животного.

22772.   тут я услышал в трубке бодро-вздёрнутый влажный баритончик…
22773.   При этой мысли какое-то смутное то ли воспоминание, то ли мелькнувшее невзначай обстоятельство обеспокоило мой, как роща в сентябре, усыпанный алкоголем мозг.                             С. Устинов

22774.   Он лежал неподвижный, огромный, как выбросившийся на сушу кашалот. Лицо его покрывал характерный для симптомов отравления синюшный налёт.

22775. Что-то такое именно про ключи вертелось у меня в башке. Это что-то я тогда потерял, а теперь вновь нащупал и пытался не упустить. Я вёл его осторожно, как рыбак, трепеща, чтобы не сорвалось, подводит зацепившуюся на крючок крупную рыбину к берегу, к сачку.
И едва-едва хвостик прячущейся в глубине мысли мелькнул на поверхности, я ухватил за него и вытащил улов: да, конечно, ключи!

22776.   Но сосредоточиться оказалось не так просто. При первой же попытке ревизии, обнаружилось, что мысли, как просыпающаяся из дырявого кармана мелочь, раскатились в разные стороны и собирать их придётся по пыльным, заставленным громоздкими и неудобными предметами углам моей памяти.

22777.   По всему выходило, что серьёзных причин гнать даже маленькую волну нет. Все разбежавшиеся монетки подобраны и оказались пустяшными медяками, имеющими как говорится, хождение, но лишённые всякой покупательной способности.
Вот разве что…
Там между полом и рассохшимся плинтусом в дальнем закутке моей памяти…
Что-то блестит раздражающе, какая-то монетка застряла. То ли какая-то мыслишка, то ли воспоминание, некий на первый взгляд невзрачный фрагментик, способный быть может вдруг оживить бессмысленную картину.

Цепляешь его ногтём, ковыряешь подручными средствами – зубочисткой, скрепкой, заколкой для галстука, а он, подлец, всё не даётся. И ты уже потихоньку звереешь, ты готов скрежеща зубами, стамеской, зубилом взломать этот чёртов плинтус вместе с паркетом. И тут оно легко, будто только и ждало, пока разозлит тебя по настоящему, выпрыгивает, выкатывается, выскальзывает наружу. Оп-ля!
Ты его – а он в окошко, окаянный, прыг и нет его!

22778.   Кустистые жёлто-мыльного цвета брови Калача грозно сошлись на переносице, лицо посуровело.
-   знаком, — кивает его полированная башка, — хотя знакомством с ним не горжусь…

22779.   Минут через пять буду, — сказал я, с ненавистью к своему кретинскому нетерпеливому, упертому характеру уже тяжело выколупливая себя из кресла и одновременно приходя к неутешительному выводу, что мужское любопытство не уступает женскому.

22780.   А затем, отсидев в душном офисе, мы шли домой, держась за руки и не сговариваясь, заходили в незнакомые тёмные подъезды и там целовались взасос, до изнеможения. Так, что потом болели губы и Ева с каждым разом позволяла всё больше и больше. Мы медленно, но верно двигались вперёд, кропотливо постигая эту новую науку и уже разбирался в сложном устройстве застёжки лифчика и узнал, как могут наливаться и твердеть под моими жадными, требовательными пальцами ещё не разу не увиденные, пока знакомые только наощупь соски её маленьких грудей.
Я попытался представить себе, во что превратится за 20 лет тоненькая хрупкая как девочка Ева с мелкими чертами фарфорового личика, осиной талией и очаровательной маленькой попой, но не смог.

На лестничной площадке перегорела лампочка, было темно и когда открылась дверь я на контражуре увидел перед собой широкую коренастую фигуру и внутренне ахнул, услышав глуховатый голос:
-   проходи, надо же, почти не изменился.
Про её фигуру сказать что-либо было затруднительно, а вот фарфоровое личико не избежало влияния времени. Нет ни той белизны, того румянца, едва заметны кракелюры, пустившие свои паутинки над веками и в уголках рта.
А вот глаза изменились по настоящему: не искрились, восторженно созерцая мир, а глядели твёрдо и устало.

22781.   Он замялся и стало почти отчётливо слышно как в голове у него щёлкают, слегка искрясь, всякие там транзисторы и резисторы, аккумуляторные шлейфы, затем твёрдо закончил: — и ещё пятьдесят, ну а не найдёте…
- вероятно, тут лицо банкира, в переводе на обычную человеческую мимику должно приобрести лукавое выражение, – согласно профессиональной этики вам придётся соблюдать конфиденциальность.

22782.   Его лицо словно бы подёрнулось дымкой, жёлтый фонарь расплылся в тумане. Даже голос зазвучал глуше, как будто шёл откуда-то из-за поворота. Хотя сами слова были произнесены твёрдо и даже с нажимом.
- Эо уже не ваша проблема.

22783.   …пробормотал он, снова уплывая куда-то лицом, на котором глаз никак не успевал сфокусироваться, как на уходящем в глубь колодца медном пятаке.

22784.   Телефонная просьба об аудиенции наткнулась на глухую броню не слишком вежливого отказа. Утончённо-вежливого отказа отменно-вежливого, безукоризненно-вежливого по самурайски-вежливого…
Не помогли некие интригующие намёки и в конце концов пришлось подключить к делу технику. Уже на второй минуте демонстрации веской весьма пикантной аудиозаписи резкости и самоуверенности в голосе Лайнелла Локриджа поубавилось и он согласился на встречу.
Ланцелот умело пользовался компроматом и мог извлечь пользу из этой записи побольше 5 тысяч талеров, предложных господином из Санта-Барбары. Он умело распознал этого господина, который тогда был с Джиной и теперь оставалось лишь вытащить посаженного на крючок жирного окуня.

22785.  Его губы изломались в недобрую усмешку
22786.   Для начала необходимо проверить «хвост» на вшивость. Во первых, его качественные характеристики, во вторых количественные (сколько человек меня ведут) и наконец при удачном стечении обстоятельств попытаться выяснить, откуда, что называется, ноги растут.
Приведя все шнурки в порядок, я всё выяснил, разогнулся и неторопливо двинулся дальше.
Как ни странно, первыми появились ответы на два последних вопроса. Явились в образе мрачной детины с запавшей мне в память битой (может бритой?) и как всякая чугунная болванка маловыразительной мордой…

Я вдруг вспомнил, что куда-то спешу и взял с места в карьер. Уже через 10 минут определил, что мой маневр вынужденно повторили ещё восемь пар ботинок и пара кед, итого девятеро.
Так, чугунно литой незнакомец, поджарый коротышка, застиранный коротышка, жилистый, ещё один в кепке, ещё один бурый пиджак, остальных разглядеть не успел.
Я сделал по крайней один вывод – они не профессионалы.

22787.   И тут на моём пути встала спина, которая практически умудрялась загораживать весь проход.
Это была не просто стена, а китайская стена, которую ни обойти, ни объехать.
Здоровенный, как высоковольтная опора, дядька в мятой серой рубахе держался раскидистыми ручищами за металлические поручни сразу с обеих сторон прохода и явно не собирался пропускать Батона вперёд. Но и Батон не имел привычку уступать.
Мелькнула где-то у заднего прохода мысль, полная безнадёжности как лепёшка у выхода, как шрапнель о бетонную стену. Почти физически ощущая как нож вот-вот с хрустом войдёт под лопатку, он с отчаянным усилием на выходе прыгнул вверх и стал карабкаться по дядьке, как по дереву, игнорируя возмущённых произволом  зрителей  такого зрелища. Он, не давая опомнится, запрыгал уже по головам тех, кто больше всех возмущался, орущих, матерящихся. Лишь один лысый, поплевав на голову, сказал,  улыбаясь: А что б ты подскользнулся.
И на этом тихом дядьке, который не матерился и не орал Ланс и подскользнулся.

22788.   Топот приближался, в пролёте заднего выхода уже показались первые макушки охотников на его бесценную жизнь. Вдруг ощутив в себе поднявшуюся из охренительных глубин первобытную ярость своего хищниками загнанного на скалу пещерного предка, Ланс схватил здоровенный, жутко перспективный обломок стены  (осколок спрессованной массы) и швырнул вниз.
Внизу сразу отреагировали – раздались стоны и возмущённые крики, однако грохота и пыли было не меньше.

22789.  Противники не сдавались и вскоре Батон услышал внизу тяжёлые шаги. Он посмотрел вниз и похолодел: они нашли большой лист кровельного железа и теперь двигались под его прикрытием как большая пещерная черепаха.
Железо громыхало, задевая за углы, но неуклонно продвигалось по ступенькам вверх.
Ядрён Батон швырнул ещё кусок скалы, который он отгрыз зубами, потом, поднатужившись ещё один, весом килограмм в двести пятьдесят. Грохот, пыль, звон и стоны стояли адовы, но щит чудом устоял, плеч двадцать подпирали его изнутри.
Он постоял немного и вновь пополз, наполняя душу Ланцелота отчаянием.
Скоро крупных камней не осталось и Батон отступил за последние колонны, заняв свой Фермопильский проход. Оставалось только умереть.
Ему, в отличие от царя Леонида, никто не предлагал просто уйти.
Когда противник приблизился, из груди Ланцелота вырвался звериный рык. Он выскочил из своего укрытия и всем туловищем ударил по железному листу, закрывающим убийц.
Удар был неожидан и противник был отброшен вниз. Судя по матерным прибауткам и стонам не обошлось без потерь.
Однако, перегруппировавшись, железная черепаха вновь поползла вверх. Она приближалась, готовая к любым неожиданностям.
Да, эти спортивные пареньки не уступают ему, Ланцелоту, в упрямстве и смелости, они не привыкли и к поражениям. До конца у него было несколько даже минут – секунд. Они не дадут ему форы во времени. И на жалость особо рассчитывать не приходилось.
Ланс уже завалил десятка два из их племени.
Они желали расчёта, и только его кровью.
Тихо на цыпочках, Ланс подошёл к самому краю и заглянул в бездну. В крайнем случае, там он найдёт свою смерть, чем от шипованных кроссовок, дубинок и мачете.
Да, высоко, 18-й этаж. Тут он заметил небольшое темное пятно на уровне 14-15 этажах – труба?
Теперь оставалось туда допрыгнуть и опытным путём определить – пролезет в неё человек или нет?
Батон стащил куртку, затем рубашку, подумав пару секунд, стащил и джинсы, носки, трусы, ремень. Всё?
Оттолкнувшись, что есть силы прыгнул, попал! Хотя руки и ноги изодрал в кровь. Ерунда.
Он просунул ноги вниз в трубу и начал протискиваться,  спеша, чтобы его не заметили.
Когда бёдра уже прошли, вдруг застряли плечи с руками. Он увидел преследователей, сгрудившихся на краю и мысль, что его заметят, беспомощного, в такой унизительной позиции придала ему силы и он, обдирая кожу, протиснулся вниз…
Теперь отсидеться, переждать….

22790.   Лёва в районе слыл лучшим, ему прочили быструю карьеру, но Виледж Пипл задержал его в своей группе аж на два года.
-   если б я дал тебе подняться сразу, ты не был бы таким умным и аккуратным, как сегодня.
Лёва лишь скрипнул зубами от злости. У каждого своя логика.

22791.   Ты же знаешь, я строю свои взаимоотношения с авторитетами на взаимовыгодных условиях…

22792.   Они оба были лидерами, каждый представлял друг для друга большой интерес. Пипл, как истинный сыщик, был убеждён, что количество знакомых – единственно стоящий капитал, который стоило беречь.

Калач отлично понимал, что каждый его шаг наверх приумножает  количество его врагов. И если от коллег неприятелей можно и должно уберечься самому, то от человека с бомбой и автоматом должен защищать только профессионал.

22793.  Коммерсант Кренди знал – Пипла не провести, однако он больше часа морочил его светлую мушкетёрскую голову своими финансовыми проблемами, всё не зная как ловчее начать разговор.
-   достань из кейса своё виски, налей и считай, что я согласен, — не выдержав тягомотины, сказал ему неожиданно Пипл. Он протёр гранёные стаканы, закурил.
Выпив по стаканяке, Пипл начал первый:
- мои условия просты, как очищенный банан. Ты банан видел? Нет? Тогда апельсин. Ты апельсин видел? Ну как мандарин только поменьше. Ага, круглый. Теперь слухай сюды.
Ты ставишь задачу, не вмешиваясь в мою работу. Я приведу своего помощника и консультанта, которому ты будешь платить как и мне.
- согласен, — быстро ответил Калач, — извини, но сколько платить?
-   не валяй дурака, придумаешь что-нибудь, вон у тебя голова какая большая. Я что, за тебя ещё думать буду?  Оценивать каждого сотрудника – твоя привилегия. Но предупреждаю — мало будешь платить – уйду.   Виледж вновь налил и поднял стакан – ну что, вперёд, на мины!

22794.   В кабинете начальника оглохла тишина
22795.   Виледж никогда к людям не приспосабливался, полагая, что взаимоотношения устанавливаются со временем, держался с людьми ровно, спокойно, несколько отстранённо.
Он считал, что на работе всякие дружеские отношения исключаются. Они могут повредить работе. А работа – это святое. Это источник наших доходов.

Даже в Управлении Джюса признавали, что Виледж честен и смел и начальник для него такой же человек, как и подчинённый.
К его странностям привыкли. Виледж часто не отвечал на вопросы, лишь пожимал плечами, улыбался, похлопывал спрашивающего по плечу. На его языке это означало – не задавай, начальник, дурацких вопросов.

22796.   Многое в этом всегда элегантно одетом, подтянутом, самоуверенном человеке, любезным с женщинами и ироничным с мужчинами, раздражало сотрудников корпорации  «Кренди Корпорейшен».

22797. Виледж Пипл начал работу с опросов. Он допрашивал всех подряд: приглашал к себе, угощал кофе, чаем, минералкой и задавал глупейшие вопросы, типа: «Болела ли ваша бабушка корью?»
Разговоры велись вежливо, неторопливо, с лирическими (если мужчина) или сексуальными (если с женщиной) отступлениями, порой с томительными паузами и временами женщина, не понимая, чего от неё хотят, сама расстегивала ширинку юбки или деловых брюк, предлагая начальнику охраны кое-что запретное для других, но не для него. Наивно полагая, что установит с этим человеком дружбу.
Собеседнику казалось, что хозяину кабинета просто нечего делать и он придумывает, о чём бы ещё спросить, да придумать не может.
Женщины посмазливее предлагали свои роскошные прелести, остальные оставались  в прямом недоумении.
Естественно, каждая пытка-допрос становились достоянием общественности. Люди пытались найти какую-то систему нового начальника и не находили,  так как её попросту не существовало.
У Пипла не было системы, лишь конкретная цель. Он искал в каждом человеке болевую точку, изъян, человеческую слабость, как Дьявол постоянно ищет её и когда находит радуется от души. С помощью алкоголя, женщин, игр в компьютере он набирал себе помощников. Людей слабых, доверчивых, не имеющих конкретной великой цели.
Пипл считал, что в случае нужды он может использовать этот изъян в человеке. И предполагаемый противник тоже может использовать эту слабость в человек.
Поэтому Пипл не испытывал чувств стыда или раскаяния.
Если его противник будет действовать во вред, то он только во благо.
Об других вариантах Пипл предпочитал не думать.
Все, кто против него, действуют на стороне дьявола и точка.

22798.   Человеку неприятно думать, что если он другого человека не понимает, возможно, этот другой очень умный потому и непонятный.
Подавляющее большинство рассуждает проще: всё мне недоступное есть глупость.
Через две недели служащие фирмы пришли к единодушному решению, что новый «особист» с внешностью иностранца и супермена – «мужик чокнутый», или как теперь стало модно выражаться «У него крыша поехала».

22799.   Иметь «чокнутого» особиста к которому мудрый шеф относился с подчёркнутым уважением – дело неприятное. Гурова стали сторонится, разговоров с ним избегали. Порой дело доходило до откровенного хамства.
Он никак не реагировал, вроде и не замечал, продолжая приглашать в свой кабинет по второму и даже по третьему разу. Все беседы записывал на плёнку, затем прослушивал, ставил «диагноз», который заносил в память компьютера.

Так Гуров создал картотеку, в которой были записаны все данные о сотрудниках фирмы. Начиная с их фамилий, имени, отчества, года рождения, пристрастиями и кончая заключениями Гурова о характере человека, явных и скрытых пристрастиях, привычках, наклонностях, возможных пороках, психологической устойчивости и многом-многом другом, из чего и состоит человек.

22800.   Рэй Лука из одной работы вылетел, как пробка шампанского, на снегу. В другую влетел, как врождённый оптимист, сразу начал окучивать новые грядки. Женщинам – улыбки, комплименты, шоколадки, длинные и кряжистые сучки, но без задоринки. Мужчинам – свежие анекдоты и стаканы, отгранённые коньячными букетами, через минуту после вечернего звонка.

За один день Рэй Лука Бритоголовый завоевал любовь и признание, оценил как «обложили» Виледжа Пипла, забил в его гроб последний гвоздь, прилюдно заявив, что знает полковника Пипла второй десяток лет и змей он редчайший, три шкуры с него, Бритоголового Луки  спустил. Питается исключительно человечиной и характер у него – людоедский. Три жены ушли, ещё восемь повесились.
Люди были очень довольны, им нравится такая характеристика. Но напрашивался вопрос: Если ты знаешь нрав своего начальника, зачем в замы к нему идёшь?
Ну хорошего человека неудобно в неловкое положение ставить.  Поэтому этот вопрос на третий день пребывания Рэя в роли зама был задан в лоб и без обиняков.

Ба!   Какой материал и без картинок! Ну ка не томи — загружай!!!

Читателей заинтересовала судьба Иго Ланса, который всю ночь провисел на дереве под дождем, собирая компромат на пыхтевших внутри людей. Там была ещё та история. Интерес читателей конечно надо удовлетворить новой статьей на Дзене

Что же произошло с тем замершим детективом

Оставить комментарий