CqQRcNeHAv

1993-1997 гг карьера Иго Ланса

№ записи 342.201013  Отстреливаясь от охранников морга, Урри преодолел несколько улиц, более десятка переулков, более сотни ступенек!
Он выпил не меньше литра крепкого кофе и несколько бутылок лимонада. Лимонад так себе, сказал Урри, икая. Но тут он замечал погоню и погоня возобновлялась. Последнего, Урри отстрелил прямо на пригорке, Впереди были камыши.
Урра!
Урри зря радовался. Сержант Чэ уже ждал его в этих камышах. Покручивая наручниками, он вышел прямо на Урри.

Предыдущие события (1991-1992) здесь 1992 ГОД   Иго Чэ присвоено звание «Младший офицер»   Из мемуаров Иго Ланса по прозвищу Пулемет, то есть Ланцелот.

dva-palca1993… Ланс сдает зачет и переходит на следующий курс. Он по секретному заданию командира учится азам боевой магии. Это вам не Чирчик. И даже не танковая рота. Это Школа эзотерических наук  Пасадены.
1994… Переполз на второй курс. Не сдал зачет по талисманам. Это не копец. По сновидениям у меня твердая четверка. А перемещения точки сборки меня в такие дальние миры затащили. Это реальные грани реальности.
1995… Если я освою базовый курс магии то зашибись! Три года учебы и звание магистра магии. Я могу многое. В первую очередь выживать. Забрось меня за полярный круг. Да я медведя найду и лапу ему отсосу.

Летом 1995 года Иго Ланс вновь был замечен в одной танковой роте. На плече по прежнему сияли лычки сержанта. А ведь ему уже за 30. Что же, так всю жизнь в младших сержантах???? Где же блат! Отзовись!  Сержанта послали в Майами Бич. Это южный город Мраморного континента. Жара!
Последний подвиг сержанта 1995года. Октябрь 16-е.
Сержант Чэ совершил ещё один бессмертный подвиг. Ну сколько можно?  Ну в последний раз! Да ну вас всех!!!
Да у вас всё в последний раз – уже в 99-й раз вы говорите в последний раз! Вы у нас уже вот где и режиссёр срубил по кадыку ладонью своего оператора. Оператор упал бездыханный и никто не спел ему на могиле песню. Гей, гей, гей, относи готовенького!
Так вот, дело было в Майами-Бич. Банда злоумышленников, сопровождаемая прославленным корреспондентом Джин Грин Неприкасаемым, совершила дерзкий по своей задумке налёт на городскую тюрьму.

Часом ранее.
Сержант проиграл Джину пять тысяч талеров и чтобы отыграть долг поставил на кон налёт на тюрьму. Увлёкшись, Джин Грин опять выиграл, но потом опомнился и потребовал от сержанта отыграться. Тот и отыгрался, да так, что теперь и Джин Грину пришлось участвовать в налёте.
Там, за тяжёлыми каменными городскими стенами в одном из застенок сидел один рецидивист, родом из Прибалтики. Он ждал груз от одного Патагонского вертолётчика и ему позарез надо было встретить груз. Но как?
Он закинул удочку и вскоре ему доставили видеосъёмку одной игры. В карты дулись Джин Грин Неприкасаемый и сержант Чэ. Урри стал нашёптывать в уши по беспроволочной связи Джину какие карты в прикупе у сержанта и вскоре сержанту стало фатально не вести.
Кому интересны технические аспекты связи – скажу – через вертолёт. Сигнал поступал на вертолёт с крыши тюрьмы, который прикрепил один человек. Но о нём потом. Вертолётчик передавал сигнал прямо в ухо корреспонденту, используя позывной пароля. Джин Грин был уверен, что это его друзья. Только они знали об этом шифре. И Штирлиц.
Но дело сделано и сержант с корреспондентом уже ползли в сторону тюрьмы.
КонтраДерзкий налёт был совершён изобретательно. Сержант продумал каждую мелочь.
Он завербовал в местной воинской части несколько солдат-дембилей, поставил им выпивку и обеспечил себе моральную и физическую поддержку.
Всем нашлось дело, кто тащил бочку с цементом, кто писал письмо заключённому Урри, а кто (Джин Грин –кто же ещё!) кусачками перекусывал проволоку, такую колючую, в тех местах, которые сержант заранее пометил мелком.
Перекусывал и старался найти всему этому оправдание – ну должна же быть в бочке дёгтя хоть ложка мёда!
Напишет эксклюзивное интервью с Уэйном Урри?  Хотелось бы верить!
В это время Урри получил письмо, написанное корявым дембильским почерком, Следуя инструкциям, он стучал дубовым кулаком по ещё более дубовым дверям, требуя к себе старшего надзирателя Шарапова.
Хочу следственный эксперимент! Я всё покажу!  — рыдал Урри, — я всё осознал. Посадите меня в машину без колёс! Прикуйте меня ржавыми наручниками к спинке стула, оставьте стул в кузове и можете не накрывать меня брезентом – я всё равно никуда не убегу.
Шарапов сообщил Жеглову – поехал на следственный эксперимент. Взял у тебя наручники и пистолет ПМ. Расписался в журнале и оставил отпечатки пальцев на тумбочке дневального. Поеду на своём стареньком джипе.
Ну и гад, ты, Шарапов, — обиделся Жеглов, когда прочёл записку Шарапова. Всю славу себе взял. Расколет, как пить дать расколет!
Урри привезли в морг и заставили повторить как было дело. Шарапов дал ему свой ПМ. Урри показал. 9 патронов – 8 трупов. Все с бирочками на ногах.
Почему 8? Потому что первый выстрел Урри сделал в Шарапова. Арапов не в счёт. Всё равно в живых останется – в это время Жеглов ругал Шарапова и тому повезло – пуля прошила гимнастёрку и вышла навылет.
Жив будет – сказал врач Кадыков.
Урри между тем сразу выкрикнул:  я предупреждаю всех об опасности!
Но ему никто не поверил, а кто-то стал пулять вишнёвыми косточками прямо в лицо. Ну Урри и не сдержался. Но причём здесь Шарапов?
Отстреливаясь от охранников морга, Урри преодолел несколько улиц, более десятка переулков, более сотни ступенек!
Он выпил не меньше литра крепкого кофе и несколько бутылок лимонада. Лимонад так себе, сказал Урри, икая. Но тут он замечал погоню и погоня возобновлялась. Последнего, Урри отстрелил прямо на пригорке, Впереди были камыши.
Урра!
Урри зря радовался. Сержант Чэ уже ждал его в этих камышах. Покручивая наручниками, он вышел прямо на Урри.
Удар вбок, зуботычина в ответ. Но сержант оказался сильнее.
Я тебя освободил, я тебя и повяжу, — сказал он. С интонацией Тараса Бульбы.
Но как же?
Да вот также!
Сержант вывел свой джип. Стоп, это был джип Шарапова. Теряя сознание, тот передал сержанту ключи.
Джип ехал по старой дороге в город. Оставалось проехать каких-то километров 5 как вдруг…
В пригородах Майами-Бич, на Камышовой дороге экскорт из 5 машин был обстрелян неизвестными из камышей.
Первая машина вспыхнула сразу, как парафиновая свеча на ёлке. Но там ничего интересного не было, пять полисменов и шофёр. Обкуренные к тому же,  поэтому они не ответили проливным дождём.
Атас! Где зонтики? Вопрос прозвучал неожиданно и своевременно.
ТачкаВторая машина шерифа была второй. Выстрел из гранатомёта прозвучал неожиданно для шерифа, который в это время разгадывал кроссворд. Где мои очки и парабеллум? Закричал шериф, выскакивая из-за двери. Тут же удар дубиной в лоб сбил его с ног. Упал с копыт и отрубился.
Раненый Шарапов ехал в третьей машине. Он едва успел дотянуться до кобуры, как вспомнил, что свой ПМ отдал сержанту Чэ. Шарапов выругался на неизвестном языке.
Сам сержант выскочил из джипа Шарапова через верхний люк и вовремя. Кто-то прямой наводкой бил шрапнелью по шеренге машин, расстреливая их одну за другой. Пистолет Шарапова провалился в штанину при прыжке через люк.
Но Шарапов успел его поймать. В этот момент его накрыла взрывная волна.
Сержант уже выбирал позицию. Одновременно он выкатывал из пожарной машины, стоявшей неподалёку, шланг.
Включай воду – заорал сержант Урри, который сломал дверь фургона и теперь улепётывал в камыши.
Урри услышал сержанта и решил ему помочь. Да, надо тушить машины. Иначе погибнут люди.
Что делать? – прокричал он сержанту Чэ.
-   Снимать штаны, пердеть и бегать! – почти ласково прокричал ему в ответ Батон Чэ.
Ну конечно включать кран – воды то в шланге нет.
А, понял, — кивнул Урри и побежал откручивать кран.
Когда вспыхнула предпоследняя четвёртая машина, сержант уже лежал на пригорке и широко расставив ноги, поливал нападавших из своего шланга. Когда его окружили, последнее что крикнул сержант в микрофон Джин Грина было:
За Родину, за Сталина! И обвязав спецкорра связкой гранат бросил его в нападавших.
-   Что мне делать? – заорал испуганный Джин Грин.
- Дёргай за кольцо! Это твой последний шанс.
Джин Грин забыл, что это кольцо не парашюта и дёрнул. Последнее, что он услышал – шаги убегающих нападавших в камыши. Они тоже сильно испугались.
Дальше было неинтересно.
После тушения пожаров с Урри, Сержант Чэ скрутил Урри тем же шлангом и доставил рецидивиста в тюрьму.
В машину скорой помощи положили раненых Шарапова, шерифа Люка, бессмертного спецкорреспондента Джин Грина Неприкасаемого. Хорошо, что он перепутал кольцо с резинкой от своих трусов.
Это его спасло.
За этот подвиг сержанта Чэ представили к очередному воинскому званию.  В январе 1996 года он стал младшим офицером.
Только два часа спустя, Иго Чэ обнаружил, что был опасно ранен – его старый паспорт был прострелен прямо в сердце. Хорошо, что вкладыш был из бронетанковой брони!
Пора менять паспорт, — подумал Иго Чэ. Он встал и потянулся, стараясь достать до звёзд. Но дотянулся только до одной. По ходатайству властей Майами-Бич сержанта произвели в капралы, а уже в июле того же 1995 года он получил первую звёздочку – младший лейтенант!
Тогда сержант Чэ превратился в младшего лейтенанта Ланцелота. Из пешки в офицеры. Так и до короля можно дорасти.

А ведь он стал королем!

Он встал, привстал на цыпочки чтобы дотянуться рукой до звёзд. Он совершил невозможное. Поэтому нам интересны вехи его биографии.

1996
tumblr_mpp35a8uto1r426i4o6_r1_250
В январе 1996 году я стал младшим офицером. Ну наконец-то!   Присвоили звание Младший лейтенант, вручили лычку. Прапор? Ну уж нет! Когда я дал им по шелбану, они поняли свою ошибку и вручили мне звездочку, предварительно утопив её в стакане жигулевского пива. Когда я возмутился вторично пиво заменили на чистый спирт.
В местном ДК мне торжественно пришили лычку, после чего начался концерт местной самодеятельности.
Затем опять перебросили на секретный объект.
Для начала поставили руководить охраной местной фабрики. Под началом был взвод.
На фабрике работало почти 1800 аборигенов. Зарплата позволяла снимать не только номера гостиниц, но и пальто, шляпы, девчонок… Рекламные бюро зазывали в армию, обещая хорошее жалование. Уже через месяц под ружьем находилось 500 солдат, из которых Индиго Джан сформировал 5 отрядов по 100 бойцов.
Один отряд нёс гарнизонную службу, охраняя форпост, многочисленные склады с оружием и боеприпасами. Остальные отряды усиленно тренировались на полигоне, готовясь к активным боевым действиям.
Финансовые вопросы решались с помощью зампотыла. Зампотылом был офицером. Майором.
Чтоб им командовать старший сержант запросил дополнительных полномочий.
И через два дня телетайп принёс весть: назначить старшего сержанта полковником с полномочиями генерала. Теперь он мог развернуться.  Он мог командовать полком, а то и бригадой. А это уже как минимум 10 тысяч бойцов.
Но чтобы идти на войну требовалось обеспечить надёжный тыл.
Ежедневно для покрытия расходов требовалось 50 тысяч серебряных монет и более 300 тысяч никелевых.  Казначейский двор чеканил монеты, покрывая необходимое количество на 20%.
Ещё 60% давали поступления от казино, гостиных дворов, фабрики, кафе, кабаре, дорожные сборы
и торговля  оружием. Остальные 20% он брал в долг.
Два банка конкурировали между собой в выдаче кредитов для постройки шоссейной дороги, связывающей форпост с противником.
Так сержант Чэ смог без проблем организовать транспортировку своих отрядов прямо в тыл противника.

SL272054Карьера младшего лейтенанта Чэ развивалась по сложной кривой.
Однако она стремилась постоянно вверх. В ноябре 1996 года закончилась стажировка в Голубой Лагуне и в следующем 1997 году, после трёхмесячной переподготовки офицеров танкистов, он прибыл на Дальний Восток в роли политрука танковой роты.
Уже в январе 1997 года он досрочно стал капитаном, переиграв в карты своего комбата.
А в феврале 1997 года стал майором, совершив очередной подвиг.
В марте 1997 года молодой комбат повёл свой танковый батальон на первые стрельбы.

ВОТ И ЗАКОНЧИЛСЯ 10-ЛЕТНИЙ ЦИКЛ ПОХОЖДЕНИЙ СЕРЖАНТА ЧЭ.

а впереди его ждала бессмертная слава… 1997 год стал водоразделом в его судьбе…Но еще не все было сделано в 1996 году. Младшего лейтенанта ждала слава майора.

Оставить комментарий